maria_kitchen

Categories:

Gaudeamus igitur! Песни, поцелуи и студенты Хайдельберга

Итак, будем веселиться, пока мы молоды!

(«Гаудеамус»)

Традиции, долгие шумные вечера с песнями и вином в тени старых лип. Смелые эпиграммы, невинные шалости и подлинное бунтарство в стенах старого университета.

Романтика, юность, студенчество, к которым всегда, всегда можно вернуться в одном единственном месте — маленьком городке на берегу Неккара.

Сегодня мы с вами переносимся в Баден-Вюртемберг, землю удивительную. Поездки по ней — это захватывающие путешествия от современности в лице гигантов автопрома и самых титулованных ресторанов к сказочным еловым лесам и легендам, роскошному вишневому торту и университетам, чья история начинается в 14 веке и продолжается и сейчас.

Хайдельберг или Гейдельберг?

Думается мне, что оба варианта верны, вопрос лишь в том, какая логика вам ближе. Принятая в русском языке транслитерация подразумевает превращение легкого звука «х» в четко различимое «г». Возможно, отчасти для того, чтобы исключить возможные неблагозвучия, пожертвовав реальной красотой звучания немецкого языка (и — извините, не удержусь — создав набивший оскомину миф о его грубости).

Например, Herr Müller (господин Мюллер) мы пишем как «герр Мюллер», «ужесточая» не только первую букву «г», но и две последние — «рр» (в оригинале они произносятся очень мягко).

Другой пример — Heinrich Heine. Великого немецкого поэта звали Хайнрих(ь) Хайне. Непривычное написание, конечно. Все мы произносим и пишем по-русски так — Генрих Гейне.

Heidelberg, если произносить по-немецки, он, конечно, Хайдельберг. Но и Гейдельберг — тоже ок, если учитывать принятую транслитерацию.

Университет

Итак, небольшой город на берегу реки. Отчего сотнями лет сюда стремятся люди? За знаниями? Несомненно. Местный университет был основан в 14 веке, здрав он и поныне.

Быть студентом, скажем, в 19 веке — это не просто ходить (или не ходить) на лекции с книжкой подмышкой и чахнуть в библиотеке.

Быть студентом — игнорировать правила или мягко, но ловко их обходить, удирая на веселую попойку или под окна симпатичной девушки. Иметь обо всем собственное мнение и громко его озвучивать, порой выказывая неуважение к церкви и власти. Студенты — шумные, плохо управляемые, вольнодумцы и смутьяны — никогда не славились покладистостью. Но ведь из песни слов не выкинешь.

Вообще-то следование традициям начиналось еще в момент посвящения: так, в Геттингине принято целовать гусятницу Лизу (статую девушки с гусями, стоящую перед ратушей). Это дело запрещали, за поцелуи штрафовали, но... Лиза — самая целуемая девушка мира:) 

Ей же дарят цветы за успешно сданный экзамен. А вот при выпуске студентов некоторых факультетов (до сих пор) окунают в бочку, и только потом выдают диплом:)

Простые нюансы этикета вроде одобрительного стука по столу («академический стук», akademisches Klopfen) вместо аплодисментов, выучиваются сразу, но это мелочи.

А вот вступление в братство — они, братства, существуют и сегодня — важнейший момент в юной жизни. 

https://de.wikipedia.org/wiki/Studentenm%C3%BCtze
https://de.wikipedia.org/wiki/Studentenm%C3%BCtze

Сначала претендент становился «фуксом» (новичком, неотесанным невеждой), которому старшие товарищи (alte Burschen) назначали всевозможные испытания. Пройдя все этапы, их было несколько, претерпевший до конца получал отличительные знаки настоящего студента (фуражку и т.д.).

https://de.wikipedia.org/wiki/Studentenm%C3%BCtze
https://de.wikipedia.org/wiki/Studentenm%C3%BCtze

И тут тоже все было не так просто. Couleur — это не случайный набор цветов и не просто ленточки. Сами оттенки (обычно два или три) и их порядок уже указывают на принадлежность человека (в нашем случае — учащегося) к определенной группе, ассоциации.

Здесь не обходится без геральдики и скрытых смыслов. Правила чтения цветов — сверху вниз, хотя, есть исключения (в Халле, Лейпциге, Йене).

Например, Литературное общество Фридриха Шиллера, существовавшее в 18 веке, подарило миру темно-синий фрак с небесно-голубой подкладкой и серебряными пуговицами.

Сине-бело-красный триколор — это типичные цвета Рейнской области, их стали носить студенты, вдохновленные Французской революцией.

Если кто-то вспомнил сериал Университет (Greek), то не зря. Традиции старых европейских университетов перешли и в Новый свет.

К слову, и мы могли бы похвастаться таким, но увы, Альбертина (старейший университет Пруссии, находившийся в Кенигсберге, ныне — Калининграде) перестала существовать в 1945 году. Сохранить традиции студенчества —  братства, знаки отличия, состязания по гребле, сам уровень образования не удалось. Можно ли сейчас увидеть хоть что-то? Да, в музее Кафедрального собора небольшая часть экспозиции посвящена Альбертине. Там есть и фотографии, и предметы туалета, и книги, и значки.

А еще можно почитать Гофмана: кот Мурр, Альбертина, Гаудеамус и студенчество Пруссии живы на страницах его книги.

Но вернемся в Хайдельберг.

 «Мифы Хайдельберга обещают вечную молодость, волшебство всегда нового начала».

И. В. фон Гете

Туристы едут посмотреть на местный замок, погулять по музеям (их здесь больше 20!). А то и изучить университетскую библиотеку; в ней, кстати, хранится Манесский кодекс — совершенно восхитительный манускрипт начала 14 века, поддерживающий общее романтическое настроение города. Рукопись представляет собой собрание лирической поэзии. Геральдика, девизы, изящные украшения, миннезингеры — все есть:)

А еще, конечно, фестивали, рождественская ярмарка на уютных улочках старого города и полное погружение в бесконечную весну жизни: свежесть мыслей, смелость взглядов, влюбленность в эти места, что незаметно, змейкой скользнет в сердце и останется там навсегда.

Еда, вино, поцелуи и песни

Великими гурманами студенты не слыли никогда.

Грызя гранит науки, они много времени проводили в пивных или за вином (благо, места здесь очень даже винные;)). 

Масштабы можно оценить по знаменитой Гейдельбергской бочке (Heidelberger Faß). Речь идет о самой большой винной бочке, что хранится в подвале Гейдельбергского замка. На ее изготовление ушло 130 стволов дуба, а вмещает она 212 422 литра.

Объект столь впечатляющий, что даже Гейне в своих язвительных стихах (см. «По ту и по эту сторону Рейна») не обошел его стороной.

Теплыми весенними и летними вечерами нет ничего лучше столов, накрытых в тени старых деревьев (рекомендую Strohauer´s Café). Тут уж студент вы или нет, разницы нет. 

Стоит заказать баденское вино или коктейль на зекте, а если сезон, то обязательно взять белую спаржу со шварцвальдской ветчиной, молодым картофелем и голландским соусом.

Местный специалитет — «студенческий поцелуй». Чудесное лакомство, которое, если верить легенде, появилось благодаря местным юношам. Вот представьте, вы находитесь кафе, а милая фройляйн, что запала вам в сердце, совсем рядом. Но вот беда, она пришла не одна, а с гувернанткой или какой-нибудь тетушкой, которая бдит аки дракон. Как быть?

Поначалу говорящие взгляды скромных влюбленных называли «студенческим поцелуем». Подойдите ближе, посмотрите в глаза, готово, «поцелуй» состоялся:)

Позднее у влюбленных появились союзники: в 1863 году кондитер Фридолин Кнезель придумал конфеты — «Хайдельбергский студенческий поцелуй» (Heidelberger Studentenkuß): шоколадное пралине с начинкой из нуги и шоколада с тонкой вафлей и темным кувертюром размером с талер (около 5,5 см).  Такой невинный комплимент позволял сделать шаг и объясниться, не вызывая особых подозрений.

Заглянуть в Café Knösel и отведать конфет можно и сегодня;) Также лакомство можно найти в городском туристическом центре, крупных магазинах вроде Galeria Kaufhof.

Также с большой охотой порекомендую пекарню Sofie Göbes. Это небольшое, но совершенно очаровательное место. Фото чуть повыше, с чашкой кофе, сделано там.

И как только я добрался до дома? Фальдера. Кажется, опять напился до упаду. Фальдера.

(Студенческая песня)

Без песен — лирических, шутливых, застольных — не обойтись.

Вот вам небольшой плейлист:

Ich hab’ mein Herz in Heidelberg verloren ("Я потерял свое сердце в Хайдельберге", почти что неофициальный гимн города в исполнении оркестра Андре Рье).

Alt Heidelberg du feine (о таком прекрасном городе;))

Wütend wälzt sich einst im Bette (о курфюрсте Фридрихе:)) — с текстом и переводом можно ознакомиться здесь.

Student sein (о том, что значит быть студентом).

Ännchen von Tharau (песня об Эннхен из Тарау, ныне поселка Владимирово Калининградской области). Она не только и не столько студенческая, но безумно популярная в немецкоязычном пространстве.

Ein Heller und ein Batzen о монетках, которые будут потрачены на воду и на вино; на вино, конечно, больше. 

Репутацию старой студенческой песни, написанной 19-летним графом фон Шлиппенбахом в первой половине 19 века, серьезно подпортила Вторая мировая война (ее частенько распевали солдаты, и понятно, какие ассоциации стал вызывать мотив).

Большой вклад в реабилитацию мелодии, как впрочем и в реабилитацию многих других поистине народных песен, внес Хайно (известный исполнитель  так называемых шлягеров). В самом деле, ничего дурного, политизированного в ней нет, песня повествует о славном, просто золотом парне, который был бы подлинным сокровищем, если бы не был таким пьяницей.

Im Krug zum grünen Kranze — это стихотворение «Братство» 1821 года, положенное на музыку. Речь идет о гостинице и заведении при ней, в которой герой угощался славным вином. Хороший художественный перевод есть тут.

Подборки популярных застольных песен: 1, 2, 3, 4. Или вот отличные попурри.


А еще в качестве застольной студенческой песни использовался латинский припев Ecce quam bonum (от Псалма 133 — «Посмотрите, как хорошо и красиво, когда братья живут в согласии друг с другом»).


Атмосферу старого студенчества можно захватить в фильме Эрнста Маришки «Старый Хайдельберг» (Alt Heidelberg, 1959 года). 

Вот тут есть небольшой, но очень красноречивый фрагмент. 

Обратите внимание на следующее действие: когда участники застолья берут друг друга под руки и начинают раскачиваться в такт. Для этого действия есть отдельный глагол — schunkeln. Перевести «шункельн» на русский язык одним словом невозможно, это совокупность действий, которые вы видите)) Уникальное явление немецкоговорящего мира.

Похожий сюжет: The Student Prince in Old Heidelberg (1928) и The Student Prince (1954, примечательный музыкальными партиями Марио Ланца).

Моя матушка причитала:
«Йозеф, вернись домой,
Ты уж совсем одичал
Там со студентами.
Ты пьешь много, ты куришь много,
Ты совсем скатишься,

Если не перестанешь быть студентом в Хайдельберге».

В. фон Штеффель


Небольшая, но хорошая статья о студентах от DW.

А тут о песнях и городской магии (тоже DW).

Да исчезнет печаль, 

Да исчезнут скорби наши, 

Да исчезнет дьявол, 

Все враги студентов 

И смеющиеся над ними!


Купить мою книгу о лете, вдохновении и заготовках можно здесь — «Золотой запас». А еще на Лабиринте, Wildberries и KupiVip.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded